Воскресенье, 22.10.2017, 10:31
Навигация сайта
Разделы каталога
Антиармянские публикации и акции
Статьи и мероприятия, направленные против граждан Грузии армянской национальности. Кому выгодно сеять межнациональную рознь и подливать масло в огонь шовинизма?
Армянские Церкви
Вопрос Норашена
Вопрос "спорных" армянских церквей Грузии и юридический статус грузинской епархии Святой Армянской Апостольской Церкви.
Статьи о Тбилиси
Армяне Грузии
Тифлис и его окрестности
Справочник наименований
Тпхис-Тифлис-Тбилиси
Павел Шехтман -Пламя давних пожаров
Форма входа
Поиск по сайту
Партнёры
Статистика
Rambler's Top100

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Опрос
Любите ли вы Тбилиси?
Всего ответов: 458
Чат

Библиотека

Главная » Статьи » Публицистика и ист. документы » Тифлис и его окрестности

Страничка прошлаго.
„Не для приращенія силъ, не для корысти и распространенія обширнейшей въ свете Имперіи Нашей, пріемлемъ Мы бремя управленія Царствомъ Грузинскимъ. - Единное достоинство, честь и человечество, налагаетъ на Насъ священный долгъ учредить въ Грузіи правленіе, которое могло бы утвердить правосудіе, безопасность и дать каждому защиту закона".


Выпись изъ Манифеста Императора Александра I.

Сближеніе Грузіи съ Россіей началось давно. Оно сначала выразилось въ брачныхъ союзахъ между членами царственныхъ домовъ обоихъ народовъ. Такъ въ 1154 г. Изяславъ Мстиславовичъ Волынскій женился на абхазской принцессе, которую одни считаютъ дочерью Георгія III, а другие дочерью Димитрія I. Въ 1184 г. царица Тамара вышла замужъ за Георгія, сына Андрея Боголюбскаго. Въ XVI в. между царями Карталинскимъ Георгіемъ IX и Борисомъ Годуновымъ шли переговоры о браке между сыномъ Годунова и дочерью Георгія Еленою, а также между племянникомъ Георгія и дочерью Бориса. Переговоры о помощи и о подданстве Грузіи Россіи начались въ XV веке. Въ 1492 г. кахетинскій царь Александръ просилъ у Іоанна III помощи и покровительства противъ враговъ; а въ 1587 г. Александръ II объявилъ себя данникомъ сначала Феодора Іоанновича, потомъ въ 1594 году Бориса Годунова. Въ 1619 г. кахетинскій царь Теймуразъ I письмомъ на имя Михаила Феодоровича просилъ его заступничества предъ Шахъ-Абассомъ и ходатайства о возвращеніи увезенныхъ персами его матери и двухъ сыновей его. Въ 1638 г. мингрельскій владетель Леванъ далъ присягу Алексею Михайловичу на вечное подданство Россіи. Въ 1770 году графъ Тотлебенъ съ русскимъ отрядомъ проникъ въ Карталинію, Имеретію и Мингрелію и вытеснилъ оттуда турокъ. Въ 1714 г. карталинскій царь Вахтангъ VI, отрекшись оть престола, переселился въ Россію со свитою, простиравшеюся до 1200 человвкъ. Въ 1762 тоду Теймуразъ II, отъезжая въ Россію, въ придворномъ своемъ храме заклиналъ всехъ удержать христіанство, преследуемое турками и персами. Въ 1774 году трактатомъ Россіи съ Турцией уничтожилась унизительная дань съ Западной Грузіи султану мальчиками и девочками. Въ 1783 г. Ираклій II заключилъ съ Россіею трактатъ, которымъ призналъ надъ собою верховную власть Россіи и подчинилъ грузинскую церковь святейшему синоду. Наконецъ, по смерти сына Ираклія, Георгія XII, последняго карталино-кахетинскаго царя, царство его окончательно присоединено къ русской Имперіи.


Основаніе Тифлиса.

Тифлисъ - русское названіе города; по-грузински - Тбилиси (თბილისი - Thbilisi), по армянски - Тпхис (Տփղիս). Названіе это городъ получилъ по своимъ горячимъ минеральнымъ источникамъ (см. ниже) отъ грузинскаго слова „თბილი" (тбили - thbili), что означаетъ - теплый. Эти источники были известны еще въ глубокой древности и около нихъ расположено было село, куда много народа приходило лечиться серной водой. Царъ Вахтангъ Гургосланъ, занимавшій грузинскій престолъ въ V веке, основалъ на этомъ месте городъ, въ который сынъ Вахтанга - Дачи (499 - 514), завершивъ сооруженіе городскихъ стенъ, перенесъ изъ Мцхета резиденцію грузинскихъ царей.
Отсюда, собственно, беретъ свое начало исторія Тифлиса, тесно связанная съ исторіей Грузіи.
Въ теченіе почти 1500-летняго существованія Тифлисъ более 20-ти разъ находился во власти враговъ Грузии, виделъ въ своихъ стенахъ хазаровъ, гунновъ, византійцевъ, персовъ, монголовъ, арабовъ, турокъ-сельджуковъ и турокъ-османовъ. Некоторые изъ этихъ народовъ оказали более или менее глубокое вліяніе на характеръ построекъ Тифлиса, на нравы и обычаи его обитателей. Къ такимъ народамъ относятся арабы, турки-османы и, въ особенности, персы, следы вліянія которыхъ не изгладились до сего времени. Въ 1795 г. Тифлисъ испыталъ последнее бедствіе: персидскй шахъ Ага-Магометъ-ханъ превратилъ городъ въ груду развалинъ, а жителей его частью истребилъ, частью увелъ въ пленъ. Въ 1799 г. въ Тифлисъ прибылъ русский отрядъ, и съ этого момента для города наступила эра мирнаго процветанія и прогресса. Въ 1801 г., съ образованіемъ грузинской губерніи, Тифлисъ сделанъ губернскимъ городомъ.
Въ царствованіе Варазъ-Бакара (379-393), персидскій царь, желая обложить данью армянъ и грузинъ, послалъ противъ нихъ свое войско и, разоривъ Арменію, вошелъ въ Грузію и построилъ около минеральныхъ источниковъ крепость въ виде угрозы Мцхету - резиденции грузинскихъ царей. Вноследствіи, после различныхъ уступокъ со стороны Варазъ-Бакара, персидскій царь очистилъ крепость, названную грузинами Шурисъ-цихе, т. е. крепость соперница. Въ 469 г. царь Вахтангъ-Гургосланъ основалъ самый городъ, состоявшій тогда изъ трехъ частей: Калиси, - где находится старая крепость, выше нынешняго Майдана; Тбилиси, - нынешній Харпухъ, гдъ находятся минеральныя бани, и Нисани или Исани, теперешній Авлабаръ, расположенный на левомъ берегу р. Куры. Постройку города продолжалъ сынъ Вахтанга Дачи, и перенесъ въ него изъ Мцхета резиденцію грузинскихъ царей. До смерти Дачи въ 512 г. Тифлисъ быстро росъ, но потомъ начались войны между персами и греками изъ за обладанія Грузіею, при чемъ персы вводили въ это время идолопоклонство. Съ 580 года Грузія подпала подъ вліяніе Греціи и въ 626 г: греческій императоръ Ираклій взялъ после долгой осады Тифлисъ, передавшійся персамъ. Въ 668 г. Халидъ, полководецъ Омара, взялъ Тифлисъ и сделалъ Грузію данницей аравитянъ. Въ 688 году Мирванъ, родственикъ Магомета, за возстаніе вновь опустошилъ Тифлисъ, а въ 718 г. Асымъ, потомокъ Магомета, опустошилъ Грузію и Тифлисъ, причемъ казнилъ Арчила 2-го. Въ 726 г. хазарскій царь Каганъ взялъ въ пленъ царя Грузіи и сестру его Сусанну, разоривъ Тифлисъ. Въ 731 году сарацины вновь разорили Тифлисъ, подчинивъ Грузію вліянію аравійскаго калифата на 400 летъ. Въ этотъ періодъ времени много выстрадала Грузія отъ междоусобицъ мусульманъ. Въ 1095 г. грузинскій царь Давидъ II возвратилъ Тифлисъ, и по 1212 г. Грузія жила счастливо подъ управленіемъ ряда могущественныхъ и мудрыхъ правителей своихъ, въ томъ числе Тамары, и вся страна только что начала развиваться, какь въ 1216 г. въ царствованіе дочери Тамары Русуданы, Тифлисъ разорилъ Джелалъ-Эддинъ, а после него гонителями Грузіи сделались татары, до 1318 года, когда Георгій V далъ возможность отдохнуть стране. Съ 1387 по 1414 г. Тамерланъ семь разъ опустошалъ Тифлисъ и Грузію, затемъ въ 1518 и 1536 гг. разорили страну и Тифлисъ Измаилъ и Тамазъ.


Съ 1543 г. началась война между Турціей и Персіей за обладаніе Грузіей, которой пришлось очень тяжело. Въ 1795 г. въ царствование Ираклія II, шахъ Ага-Магометъ-Ханъ страшно опустошилъ Груію и Тифлисъ и увелъ въ пленъ более 3 тыс. человекъ. Наконецъ въ 1797 г. 26 ноября въ Тифлисъ прибылъ ген. Лазаревъ съ 17-мъ Егерскимъ (ныне Эриванскимъ) полкомъ, а въ 1800 г. 23 сентября прибылъ Гуляковъ съ Кабардинскимъ полкомъ и 18 ноября 1800 года по просьбе царя Георгія XII состоялся манифестъ о присоединеніи Грузіи къ Россіи въ подданство, а 16 февраля 1801 года манифестъ этотъ былъ прочтенъ въ Сіонскомъ соборе и на другой день въ армянской церкви Ванкъ (ныне соборъ).

Старый Тифлисъ.

Приводимъ описанія стараго Тифлиса известныхъ путешественниковъ, какъ напр. Шардена, побывавшаго въ Тифлисе въ 1671 году.

„Тифлисъ - говоритъ Шарденъ - одинъ изъ лучшихъ городовъ Персіи, хотя и не очень обширный... Городъ окруженъ прекрасными и крепкими стенами. На южной стороне его расположена крепость, въ которой помещается персидскій гарнизонъ и живутъ исключительно персіяне. Крепость эта находится на дороге въ Персію, и въехать въ Тифлисъ только и можно черезъ нее... Церквей въ городе считается 14. Изъ нихъ 6 греческихъ, принадлежатъ грузинамъ, остальная армянамъ. Въ Тифлисе есть прекрасныя зданія. Базары (рынки) обширны и содержатся чисто. Караванъ-сарай также. Въ городе мало частныхъ бань, такъ какъ все ходятъ въ общественныя бани, находящіяся въ крепости и снабжаемыя водою изъ серныхъ горячихъ источниковъ. Магазины хорошо построены и содержатся чисто. Дворецъ царя Ростома [На нынешней Экзаршеской площади] безспорно есть лучшее украшеніе города. Онъ заключаетъ въ себе огромныя залы, обрашенныя къ реке съ большимъ дворцовымъ садомъ. При немъ есть птичникъ съ большимъ числомъ птицъ различныхъ породъ, также большое заведеніе, въ которомъ помещаются охотничьи собаки, и превосходный соколиный дворъ. Противъ дворца находится большая квадратная площадь, на которой могутъ поместиться 1000 всадниковъ. Она окружена лавками и примыкаетъ къ длинному базару, расположенному противъ дворцовыхъ воротъ. Видъ съ высоты базара на дворецъ и городъ превосходенъ. Не менее замечателенъ постройкою и дворецъ вице-короля кахетинскаго, находящейся на краю города; въ окрестностяхъ Тифлиса есть также много прекрасныхъ домовъ и садовъ. Лучший изъ садовъ принадлежить царю".

Другой французскій путешественникъ Турнефоръ, посетившій Тифлисъ въ 1701 г., относится къ городу не столь восторженно:

„Тифлисъ - пишетъ онъ - городь довольно обширный и хорошо населенный; дома въ немъ низки и дурно оcвещены, построены преимущественно изъ кирпича, камня и глины. Стены окружающія Тифлисъ, не выше стенъ, ограждающихъ наши сады; улицы дурно вымощены. Цитадель находится на возвышенности, командующей городомъ, но почти совершенно разрушена и замещается только несколькими слабыми башнями. Гарнизонъ крепости слабъ и состоитъ изъ мусульманъ, весьма плохо владеющихъ оружіемъ. Площадь передъ цитаделью, на которой происходятъ военныя ученья, обширна и служитъ въ то же время местомъ рынка. Цитадель находится на дороге изъ Испагани, и другого въезда въ Тифлисъ помимо цитадели, неть, такъ что цари грузинскіе, обязанные, по обычаю, встречать, посланныхъ персидскихъ царей сь приказаніями или подарками отъ последнихъ, за городомъ, для такихъ встречъ должны проходить черезъ цитадель, где могутъ быть арестованы комендантомъ, если бы на то последовало предписаніе персидскихъ властей.

Царскій дворецъ, расположенный ниже цитадели, достоинъ вниманія, также точно, какъ сады, площадь и базаръ, его окружающіе... Изъ дворца мы отправились въ бани, находящіяся отъ него не въ далекомъ разcтояніи. Въ бани проведены минеральные ключи горячей воды; есть въ нихъ вода менее теплая и, наконецъ холодная. Бани содержатся чисто и составляютъ единственное развлеченіе для горожанъ. Главная торговля въ Тифлисе мехами, которые отсюда отправляютъ въ Персію, или Константинополь черезъ Эрзерумъ. Местный шелкъ не идетъ черезъ Тифлисъ, чтобы избежать пошлинь, которыя пришлось бы платить за него здесь, но тифлисскіе армяне покупаютъ его на местахъ производства и прямо отправляютъ въ Смирну и другіе порты на Средиземномъ море для продажи французамъ. Изъ окрестностей Тифлиса и изъ другихъ местъ Грузіи ежегодно отправляютъ до 2000 верблюдовъ съ корнемъ, называемымъ Boîa (марена). Изъ Эрзерума марену отправляють въ Діарбекиръ, где, ее употребляютъ на окраску тканей, фабрикуемыхъ для Польши. Грузія доставляетъ много марены и въ Индостанъ... Мы не преминули посетить и тифлиссский базаръ, на которомъ продаются различные фрукты, въ томъ числе сливы и превосходныя груши. Посетили мы и летний царскій домъ съ превосходныиъ садомъ, находящиійся въ предместьи, черезъ которое пролегаетъ дорога въ Турцію; вообще сады въ Тифлисе содержатся гораздо лучше, чемъ въ Турціи.




Жителей въ Тифлисе приблизительно считается 20000, изъ нихъ 14000 армянъ, 3000 мусульманъ 2000 грузинъ и 500 римско-католиковъ. Последніе состоятъ изъ армянъ, перешедшихъ въ католичество и находящихся въ сильной вражде съ прочими армянами (армяно-григоріанами). Жили мы въ Тифлисе у итальянскихъ, капуциновъ, которыхъ очень любятъ въ Грузіи; они занимаются медициной, ихъ всего въ то время было въ Тифлисе трое, изъ нихъ два патера. Церковь грузинская находится подъ управленіемъ митрополита, который признаетъ надъ собою власть патріарха Александрійскаго. Персидскіе цари утверждаютъ грузинскихъ митрополитовъ безъ всякихъ стесненій и подарковъ. Не то съ армянскою духовною властью, пребывающею въ Эривани. Утвержденіе этой власти обходится всякій разъ въ значительную сумму, независимо отъ ежегоднаго налога воскомъ, который долженъ быть отправляемъ въ Персію. Вообще персіяне презираютъ армянъ и смотрятъ на нихъ, какь на стадо рабовъ, которые не могутъ пріучить себя къ войне и возстать.

Царю персидскому власть надъ Грузіей обходится гораздо дороже того, что онъ получаетъ отъ этой страны, такъ какъ онъ вынужденъ, чтобы склонить на сторону своихъ интересовъ именитыя грузинскія фамиліи, платить имъ большія пенсіи, иначе они могли-бы передаться со всей страной Турціи и отпасть отъ Персіи, на что грузины вообще способны.

Церквей греческихъ (православныхъ) въ Тифлисе пять, четыре въ городе и одна въ предместьи; армянскихъ церквей 7 и мечетей 2, обе въ цитадели; третья мечеть, вне цитадели, оставлена. Главная церковь грузинъ называется Сіонъ. Она расположена на крутой скале на берегу Куры и представляетъ собою красивое и прочное строеніе, все изъ тесанаго камня. Оканчивается она прекраснымъ куполомъ. Тбилели или епископъ живетъ тутъ же рядомъ. Колокола служатъ для призыва къ молитве. Напротивъ, мусульманскіе муэджи не смеютъ публично призывать на молитву въ мечеть, иначе они были бы побиты народомъ. Католическая церковь капуциновъ очень мала".

 

Вотъ еще описанiе третьяго путешественника, аббата Іосифа Делапорта, бывшаго въ Тифлисе въ 1768 году, въ царствованiе царя Ираклiя.

 

„Тифлисъ не пространный, но красивый городъ. Въ немъ есть очень хорошiя зданiя, публичныя и обывательскiя, даже, смею сказать, палаты. Наилучшiя безспорно суть те, которыя принадлежать царю. Оне составлены изъ многихъ залъ, у которыхъ окна на реку и на обширные сады. Рынки построены изъ камня и содержатся въ чистоте. Во Францiи, напротивъ того, рынки безобразятъ лучшiе и главнейшiе города. Есть бани въ маломъ числе, но имъ предпочитаются теплицы. Эти последнiя все каменныя, со сводами. Светъ въ нихъ получается съ верху. Ванны, въ которыхъ ложатся люди, сделаны изъ тесанаго камня. Въ домахъ грузинъ довольно чисто. Церквей здесь: греческаго исповеданiя 13, армянскаго 7, католическая 1. Грузiя есть страна, где живутъ наипрiятнейшiмъ образомъ и съ малымъ иждивенiемъ. Она изобилуетъ хлебомъ, садовыми овощами и плодами. Хлебъ и мясо весьма вкусны, а особенно дичина. Каспiйское море и река Кура, протекающая черезъ всю землю, приносятъ въ избытке морскую и речную рыбу. Свинина здешняя очень вкусная. Вепрей много; мясо вкуснее и самой свинины. Вино очень хорошее и нетъ народа, который пилъ бы больше грузина.

Ничего нетъ прелестнее здешнихъ женщинъ. Я не могъ смотреть на нихъ безъ удивленiя. Эту то землю можно назвать обиталищемъ красоты. Здесь также редко можно встретить некрасивую женщину, какъ въ другихъ краяхъ совершенную красавицу. На всякомъ почти шагу оне попадаются. Я конечно, не увеличиваю. Трудно себе представить черты порядочнее, станъ ровнее, больше прiятностей въ выступке, съ какими являются грузинки. Говорятъ, что удивительная красота здешнихъ женщинъ воспрепятствовала Магомету придти сюда. Не много ли делаютъ чести воздержанiю этого мнимаго н менее всехъ воздержнаго съ этой стороны пророка? Эти прекрасныя грузинки, повидимому, считаютъ себя для того только созданными, чтобы влюбиться и заражать любовью другихъ. Нельзя смотреть на нихъ, не почувствовавъ страсти, когда привыкнешь къ ихъ убору.

Въ Грузiи царствуетъ свобода въ разсужденiи веры Есть армяне, греки, евреи, турки, персiяне, индейцы, татары, русскiе и другiе европейцы, но армянъ больше всехъ. Между грузинами и армянами продолжается ненависть, которая питается разностью въ нравахъ и обычаяхъ.

Въ Тифлисе льютъ пушки, мортиры и ядра, но они хуже турецкихъ: делаютъ порохъ, но дурной. Лучшее вино у нихъ кахетинское, которое не уступить Понтаку".

Возьмемъ, наконецъ, еще описаніе стараго Тифлиса одного изъ позднихъ писателей.

„Армянскій базаръ", говорить г. Берзеновъ въ своемъ описании Тифлиса, „состоитъ не изъ однихъ лавокъ съ товарами, фруктами и припасами, но здесь есть и мастерскія (серебряки) и булочныя, и питейныя, и кофейни и цирульники и харчевни (духаны). Въ расположеніи торговыхъ рядовъ соблюденъ некоторый порядокъ, особенно между бакальщиками, шубниками, мастерами туземной обуви, но и тотъ не выдерживается до конца; такъ что между лавками, напр., башмачниковъ, выглядываетъ кузница, или зіяетъ своимъ мрачнымъ крутымъ спускомъ винный нодвалъ, въ глубине котораго на лавкахъ торчатъ огромные бурдюки изъ буйволовой кожи съ оттопыренными ножками. Въ верхней части базара преобладают фруктовыя лавочки. Съ наступленіемъ осени, оне изукрашиваются фестонами изъ виноградныхъ кистей, желтыхъ какъ янтарь, на веревочку, и изъ сочныхъ грушъ; все это нередко сохраняется до следущей весны, въ ожиданіи тароватаго покупателя.

На прилавке и полкахъ разставлены лотки и чашки съ разными фруктами, свежими и сушеными, смотря по времени года, овощами и зеленью; тутъ и виноградъ разноцветный, съ крупными ягодами, персики, абрикосы, сливы, гранаты, яблоки, морковь - цветомъ более похожая на свеклу, картофель, разнородные бобы и горохъ; ароматныя и острыя травы, составляющія необходимую принадлежность туземнаго стола: эстрагонъ (тархуна), кондари - видъ полыни, укропъ, крессъ, маринованные ростки и цветы джонджоли, лапчатые отростки перекати-поля, изюмъ, медъ въ горшкахъ, осетинскій сыръ въ виде небольшихъ кружковъ. Продавцы на перерывъ другъ передъ другомъ кричать не жалея ни своего горла, ни чужого слуха; тутъ раздается: „ай яблукъ, ай виноградъ, ай персикъ! тамъ: па-па-па! дошовъ адамъ (т. е. дешево отдамъ), купи баринъ, ай кніазъ, здесь хороши!" У лавокъ снуютъ дородныя, лоснящіяся, жующія фигуры всякаго люда. Рядомъ съ покупателями здесь легко встретить проходящій караванъ верблюдовъ и вереницу ословъ, навьюченныхъ перекинутыми по обе стороны корзинками съ зеленью, виноградомь, огурцами и т. п.

„Къ вечеру вся эта оглушительная возня унимается, но не совсемъ; более деликатные изъ бакалыциконъ зажигають въ своихъ лавкахъ фонари, а другіе, которые изъ нихъ по патріархальнее, освещаютъ ихъ просто сальными свъчами, вставляя ихъ въ кучу лобіо или изюма и продолжая крикомъ зазывать къ себе покупателей".

„Для полной характеристики Армянскаго базара, служащаго вместе и многолюднейшею изъ тифлисскихъ улицъ, по которой съ ранняго утра до поздней ночи происходить безпрерывное движеніе и пешкомь, и верхомъ, и въ экипажахъ, заметимъ, что на его тротуарахъ, далеко не могущихъ похвастаться просторомъ, мальчишки зачастую затеваютъ между собою борьбу, импровизированные кулачные бои и другія игрища въ туземномъ вкусе. Положимъ, что этимъ забавляется молодое, несозревшее поколеніе, которому нельзя отказать въ снисхожденш; но по крайней мере, внимательны ли хоть несколько къ снующей по базару взадъ и впередъ публике взрослые, ведующіе здесь равнаго рода торговлю? Нисколько! Имъ ни по чемъ выставить на самую средину тротуара жаровню, съ которой такъ и бьетъ въ глаза прохожихъ дымъ отъ шашлыка, или железную печь, ожидающую починки, а иногда и сами хозяева лавочекъ, желая поболтать съ встречнымъ знакомымъ, въ минуты торговаго затишья, выходятъ и беззаботно облокотившись на свои лотки, преграждают, путь по тротуару, не обращая на прохожихъ ни малейшаго внимания. Случается и такъ, что весь тротуаръ на большое пространство бываетъ загроможденъ не раскрытыми еще ящиками и тюками, только что полученными съ нижегородской ярмарки или изъ иного места. Но неудобства публики однимъ этимъ не ограничиваются, они есть даже въ воздухе; надъ некоторыми лавками устроены холщевые навесы для огражденія товаровъ оть солнечныхъ лучей: грязные, оборванные края этихъ навесовъ спускаются такъ низко, что, задевая по головамъ прохожихъ, решительно затрудняютъ проходъ но тротуару."

„Отъ Армянскаго базара прямой переходъ къ татарскому майдану; эта торговая площадь есть какъ бы блистательный финалъ, заканчивающій житейскую комедію, разыгрывающуюся на базаре, съ теми же типическими особенностями. Майданъ - средоточие торговли обширной, предметами которой служатъ необходимейшіе продукты, какъ хлебъ, живность, соль."

„Майданъ - сама по себе тесная площадь, еще более сжата со всехъ сторонъ обветшалыми постройками въ одинъ, два и более этажей. Площадь постоянно кишитъ народомъ. Глядя на нее съ обрывистаго Сололакскаго хребта, только и видишь головы человеческія и морды лошадей, буйволовъ, быковъ, ословъ и катеровъ. Иногда пройдетъ по ней своею тяжелою, мирною поступью знаменитый „корабль пустыни", загнанный въ этотъ людской водоворотъ всепожирающею индустріею; вожакъ - татаринъ, тянетъ его за ноздри, продетою сквозь нихъ веревкою до известнаго места, где послушное животное, жалобно рыча и махая косматою головой, тихо опускается на колени и загибая шею назадъ, принимается апатично жевать свою жвачку. На Майдане вы всегда встретите представителей разнообразнаго населенія Тифлиса; вотъ татаринъ въ рыжеватой шапке и бурке, съ черною, либо седою, красною или белого бородой; дородный армянинъ, въ туземной чухе и московскомъ картузе; бравый грузинъ, ловко перетянутый, съ заломленною на бекрень шапкой; лезгинъ подозрительно выглядывающій изъ подлобья, продающій сукно собственнаго изделья; мулла въ белой чалме, длиннобородый персіянинъ съ крашеными ногтями, въ аршинной шапке и широкомъ кафтане, поверхъ котораго накинута „аба", а на ногахъ пестрые носки и маленькія туфли, прикрывающія только одни пальцы. Вотъ и носильщикъ тяжестей, по туземному „муша", у него за спиной подушка, набитая шерстью. Если на голове его колпакъ, на подобіе опрокинутой чашки, то это - „кро", пришельцъ изъ Арменіи; если четырехъ-угольный кусокъ сукна, поддерживаемый на макушке шнуркомъ завязаннымъ подъ бородою, то - имеретинъ, обладающій необыкновенною силою мускуловъ: ему ни по чемъ взгромоздить на себя огромную ношу, напр., бурдюкъ съ виномъ, целый комодъ, набитый всякой всячиной, или каретный кузовъ и пуститься съ этой ношей въ гору и на далекое разстояніе. Среди этого чисто азіатскаго сброда, порою круглая шляпа европейца промелькнетъ на извощике, который вынужденъ кричать во все горло; „хабарда!" (посторонись); къ тому же возгласу, будто къ какому талисману, прибегаетъ и всадникъ прежде, чемъ ринется сквозь эту живую стену; лошадь подъ нимъ пятится, слегка приподнимаясь на заднія ноги, и пугливо машетъ головой, звеня побрякушками сбруи. Далее потянулась вереница двуколесныхъ туземныхъ экипажей, вообще называемыхъ „арбами": арба грузинская, тяжелее и неповоротливее которой трудно что нибудь и придумать; неуклюжія колеса ея вертятся вместе съ осью; она бываетъ запряжена парою, четвернею, иногда шестернею буйволовъ и быковъ; на ярме сидитъ оборванный мальчикъ и хлыщетъ по скотине длиннымъ ременнымъ бичемъ; на арбе либо огромный бурдюкъ, либо целое семейство съ женщинами и детьми, подъ прикрытіемъ полосатаго ярко-цветнаго ковра, возвращающееся съ какого нибудь богомолья. Лезгинскія и осетинскія арбы отличаются саженными, немилосердно скрипучими колесами и запряжеными лошадьми; греческія арбы на низкихъ, сплошныхъ безъ спицъ колесахъ, обитыхъ железными выпуклыми шинами, - ихъ везетъ классическая пара воловъ. Тутъ же невдалеке помещается множество туземныхъ ресторановъ; почти во всякое время дня и даже ночи въ открытомъ очаге, каждаго такого заведенія пылаетъ огонь, на которомъ готовятся разныя кушанья въ котлахъ, совершенно похожихъ на русскія кучерскія шапки, поставленныя вверхъ полями. На сковородахъ жарится картофель и даже котлеты; на железныхъ прутьяхъ нанизаны кусочки мяса, это - шашлыкъ. Всемъ этимъ заправляетъ, раскрасневшійся, засаленный туземецъ; онь то и дело шныряетъ въ разные концы своей лавки, снимаетъ пену съ бозбаша, отбрасываетъ на цедилку рисъ, для плова и т. п. Поворотивши налево, въ глухой переулокъ, вы очутились у входа, ведущаго по крутой каменной лестнице, въ темные ряды или крытые галлереи (базаръ-ханъ), въ которыхъ расположены лавки армянъ, торгующихъ московскими товарами, а также коврами, войлоками и другими произведениями Персіи и Закавказья".

Мокалаки.

По присоединеніи Тифлиса къ России, городъ сталъ быстро развиваться. Особенно скоро пошелъ его ростъ после умиротворенія горскихъ народовь, о чемъ можно судить по тремъ переписямъ, 1844, 1864 и 1876 годовъ. Въ 1814 г. въ Тифлисе было 16,938 муж. и 13,132 женщ., итого 30,070; въ 1864 г. - 33,433 муж. и 26,669 женщ., итого 60,085; по однодневной переписи, произведенной 25 марта 1876 г. 66,147 муж. и 37,877 женщ., всего 104, 024, считая въ томъ числе 10615 нижнихъ воинскихъ чиновъ. По нацональностямъ населеніе это разделялось следующимъ образомъ армянъ 37,610 или 36,16%. рускихъ вместе съ нижними воинскими чинами 30,813 или 29,62%, грузинъ 22,156 или 21,30%, прочихъ народностей (немцевъ, персіянъ, татаръ, грековъ, евреевъ и проч.) 13,445 или 12,92°/0. Со времени последней переписи населеніе Тифилиса еще увеличилось и въ настоящее время число жителей обоего пола достигают до 320 тысячъ.

„Преобладающимъ элементомъ въ населеніи, Тифлиса являются армяне, затемъ следуютъ русскіе, грузины и другія народности. Г. В. Вейденбаумъ, въ своемъ „Путеводителе но Кавказу" говорить, что „въ этнографическомъ смысле; Тифлисъ есть и кажется былъ съ отдаленныхъ временъ городомъ армянскимъ. Грузины жили въ немъ только по служебнымъ обязанностямъ: это были военноначальники и придворные чины, жившіе каждый съ своимъ обширнымъ штатомъ, дворяне различныхъ степеней, домашней прислуги и крестьянъ, занимавшихся обработкою садовъ своихъ господъ. Они были только временными и случайными обывателями города. Главная оседлость ихъ находилась въ родовыхъ вотчинахъ. Собственно же горожане или такъ называемые „мокалаки" (но грузински - житель города) т. е. ремесленники всякаго рода и торговцы были армяне, которые въ общей цифре тифлисскаго населения всегда составляли большинство. Это численное преобладаніе армянъ надъ грузинами въ составе городскаго населенія, обусловлимое различіемъ характеровъ обоихъ народовъ и ихъ историческихъ судебъ, проявляется во всехъ немногочисленпыхъ городахъ Грузіи. Грузины никогда не имели склонности къ городской жизни и связаннымъ съ нею занятіямъ. Феодальный строй, имевшій последствіемъ слабость центральной власти, обязывалъ грузинскихъ тавадовь (князей) жить въ своихъ наследствепныхъ именіяхъ, среди подвластныхъ и зависимыхъ, въ постоянной готовности къ борьбе съ непріятнымъ соседомъ, или съ внешним врагомъ. Время водворенія „мокалакъ" въ Тифлисе неизвестно. Вероятнее всего, что сословие это составилось постепенно изъ армянъ, искавшихъ на чужбине, спасенія отъ непріятельскихъ нашествій. Мокалаки пользовались въ Тифлисе значительными льготами и преимуществами. Прибегали къ ихъ помощи, когда нуждались въ кредите - за уголовные преступленія мокалаки не подвергались казни, какъ люди другихъ низшихъ сословій, но уплачивали денежную пеню. По закону царя Вахтанга на удовлетвореніе за кровь мокалака, взыскивалась такая же сумма, какъ за кровь второкласснаго дворянина. Въ несчастныя времена, когда Грузія посылала дань персидскимъ шахамъ девушками и мальчиками называвшуюся „арбабъ", мокалаки могли избавиться отъ нее взносомъ денегъ. Царю мокалаки платили известную подать („махта"), могли вступать въ службу и даже имели предпочительное право на некоторые места, занимались преимущественно торговлею, но бывали также и ремесленниками. Несмотря на выгоды и преимущества званія мокалаковь, грузины не причислялись къ нему. Только по введеніи русскаго управленія было приписано къ этому сословію одно грузинское семейство".


Амкары.

Для характеристики городского быта Тифлиса необходимо упомянуть еще о цеховомъ устройстве здешнихъ ремесленниковъ, торговцевъ и рабочихъ. Устройство это не есть самобытное созданіе тифлисцевъ: оно существуетъ, повидимому, съ древнейшихъ временъ въ городахъ Персіи и Турціи и было перенесено въ Тифлисъ теми армянами, которые положили первое начало его торговому и ремесленному населенію. Тифлисскій цеховой называется „амкаръ" (персид. ам или эмъ=съ, кяръ=дело, т. е. соработающій, соделающій). Неизвестно, когда появилось это названіе. Въ конце 17 ст. цехи Тифлиса обозначались доныне употребительнымъ въ Персіи и Турціи арабскимъ словомъ „аснафъ" или „эснафъ" (множ. число отъ „сенфъ" родъ, разрядъ). Вообще все названія цеховыхъ должностныхъ лицъ заимствованы изъ персидскаго и турецкаго языковъ, что указываетъ на сильное культурное вліяніе персіанъ и турокъ на населеніе Тифлиса. Наше слово цехъ, въ нынешнемъ его смысле, не вполне верно выражаетъ то устройство, которое означается названіемъ амкаръ. Всякое занятіе, всякая работа можетъ соединить людей въ одно амкарство; кроме союзовъ ремесленныхъ, существуютъ амкары мясниковъ, водовозовъ и т. п. Цель амкарства - взаимная подержка и помощь. Во главе союза стоитъ „уста-башъ" (тур. уста=мастеръ, башъ - голова) и его помощники или заместители „аксакалы". Амкарство, по крайней мере, въ настоящее время не есть учрежденіе закрытое или ограниченное известнымъ числомъ членовъ, національностью или религіею: къ нему можетъ примкнуть всякій, посвятившій себя известному занятію, подъ условіемъ подчиненія его правиламъ и обычаямъ.

Внешнимъ отличіемъ амкарствь служатъ хоругви и значки, носимые во главе союза въ торжественныхъ случаяхъ. На хоругвяхъ изображены те святые, которые считаются изобретателями или покровителями известнаго мастерства или промысла.

Категория: Тифлис и его окрестности | Добавил: tiflis (25.06.2008)
Просмотров: 924
Послать в