Глава 10 - Окончание резни - Павел Шехтман -Пламя давних пожаров <!--%IFTH1%0%-->- Публицистика и ист. документы<!--%IFEN1%0%--> - Библиотека - Наш любимый Тбилиси
Суббота, 10.12.2016, 07:02
Навигация сайта
Разделы каталога
Антиармянские публикации и акции
Статьи и мероприятия, направленные против граждан Грузии армянской национальности. Кому выгодно сеять межнациональную рознь и подливать масло в огонь шовинизма?
Армянские Церкви
Вопрос Норашена
Вопрос "спорных" армянских церквей Грузии и юридический статус грузинской епархии Святой Армянской Апостольской Церкви.
Статьи о Тбилиси
Армяне Грузии
Тифлис и его окрестности
Справочник наименований
Тпхис-Тифлис-Тбилиси
Павел Шехтман -Пламя давних пожаров
Форма входа
Поиск по сайту
Партнёры
Статистика
Rambler's Top100

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Опрос
Любите ли вы Тбилиси?
Всего ответов: 450
Чат

Библиотека

Главная » Статьи » Публицистика и ист. документы » Павел Шехтман -Пламя давних пожаров

Глава 10 - Окончание резни

В начале 1906 года жизнь в Карабахе и Зангезуре имела такой характер:
“17 декабря джиджимлинцы угнали скот дыгцев; последние уничтожили оба Джиджимлу, убили 15 татар; гаджиларцыугнали 100 голов скота хазнаварцев, одного взяли в плен; ханцахцы напали на Гаджилар; почтовая дорога занята татарами, телеграф тоже... Дарабасцы, услышав о смерти Степаняна, набрались храбрости, напали на крестьян-армян, убили священника Мкртича с четырьмя армянами; голова отправлена влиятельному татарину в подарок; голова Степаняна переходит из рук в руки по всему Капану. Армяне убили 278 дарабасцев-татар, разгромили селения, напали на Кюртлер, убили 120 татар.“ («Т.П.», 1.1.1906).

Это - Зангезур; а вот Карабах: “2 декабря сотни татар тайком спустились в ущелье (из Шуши - П. Ш.), окружили армянское село Кайбалу и стали обстреливать его. Убито 3 человека. Выстрелы были слышны в городе. На это армяне ответили поджогом татарского села Халпалу. В самом городе Шуше в 11 часов утра татары стали давать залпы в направлении старого кладбища. Армяне не отвечали... В 12 часов выстрелы повторились; оказалось, что шесть татар спрятались за утесом, что над сел. Каринтак (Дашалты), и обстреливали это селение. Казаки окружили их — двое из стрелявших успели бежать, четырех же, вооруженных ружьями “Мосини”* доставили полицеймейстеру (татарину -П. Ш.)... Через три дня они были выпущены на свободу и ружья возвращены им.

____________________
* Армейские трехлинейные винтовки Мосина - П.Ш.
____________________

Татары подожгли зимовник Пирмике армянского селения Шушикенд. Армяне отплатили тем же, предав огню татарок, сел. Малибеклю. Малибеклинцы захватили армянск. мальчика, который шел из зимовника в Шушикенд со скотом (15 голов). Взамен этого армяне захватили скотхалпалунцев и убили несколько человек из них. Вот 5 месяцев, как дорога между Евлахом и Шушою в руках татар. В ответ на это армяне 5 дней занимали аскаранское ущелье, поставив татар в безвыходное положение... Татары организовали кавалерию из 1500 всадников, под управлением Джафар-бека... Татары провезли в город 44 фургона муки и других припасов; их армяне пропустили через Аскаран с условием, что половину припасов доставят армянам; татары не исполнили данного слова. В уроч. Ханкенды ворвались 100 татарских всадников из города и села Алибеклу. При столкновении с казаками убито 2 казака, 3 армянина и 30 татар.“ («Т.Л.», 3.1.1906).

Обманутые один раз, армяне разграбили следующий обоз с продовольствием для Шуши (начало января 1906). Тут русское начальство отреагировало молниеносно, и генерал Голощапов, ответственный за безопасность тушинского тракта, в наказание подверг артиллерийскому обстрелу армянские села Ханабад и Калигбах («Т.Л.», 15.1.1906).

Итак, попытка “наказать” армян не только не увенчалась успехом, но, наоборот, привела к их самоорганизации; анархия же приняла опасные для самой администрации размеры. В этих условиях в феврале 1906 года в Тифлисе было созвано совещание армянских и татарских представителей по выработке условий умиротворения. Совещание открыл Воронцов весьма характерной речью:
“Главное, господа, — помните, не в том вопрос, кто виноват в этой резне... а какие именно средства будут действительны для прекращения зла, губящего материальное благосостояние страны. “ (В. Маевский. Армяно-татарская резня на Кавказе как один из фазисов армянского вопроса. Тифлис, 1915, стр.4).

Наместнику вторили татарские делегаты: “Надо оставить прошлое, забыть его, прошлого касаться не следует: это поведет к раздору... и та и другая сторона будет пристрастна; виноваты и армяне и мусульмане. Нужно теперь все забыть.“ (там же, стр.5). Однако эта позиция, направленная именно на то, чтобы увести обсуждение от реальных причин и виновников резни, так и осталась чисто риторической. На деле, разумеется, прежде всего перешли к взаимным обвинениям. Татары объявили причиной всех бед Дашнакцутюн, а армяне - панисламизм. “Нужно только удивляться, — замечает Маевский, — почему среди татарских делегатов не нашлось ни одного человека, который мог бы дать на подобные обвинения надлежащую отповедь. Если панисламизм действительно играет известную роль в кровавых армяно-татарских столкновениях, то это необходимо было выяснить. А если этот панисламизм ни при чем в деле смут, то татарским делегатам отнюдь нельзя было смущаться возможностью обсуждения подобного вопроса”, (там же, стр. 9-10). Наконец, армянские депутаты попытались перевести спор из сферы в более широкую область и прямо обвинили правительство, приглашая татар себе в союзники: “Не надо говорить этого, одни будут говорить о Дашнакцутюне, другие о панисламизме... к чему это поведет?! — заявил Хатисов. — Виноваты те, которые позволили нарушить основные законы каждого благоустроенного государства! Караются преступники за единичные убийства, а у нас прошла безнаказанной массовая резня и погромы! Перед лицом государева представителя я заявляю, что власть проявила преступное бездействие и попустительство,“ (там же, стр.8). Однако татарские делегаты увидели тут новый случай засвидетельствовать свою лояльность перед властью. “Скоро стало выясняться, что татарские делегаты не принимают в этом деле никакого участия. Более того, некоторые из них неосторожно пытались высказать кое-что даже в поддержку русских властей. По поводу таковой их попытки армянская газета «Арач» писала, что они “воскуряют фимиам перед властями.“ (там же, стр.47).

Совещание разошлось, ничего не решив, но дав наместнику прекрасный случай прозондировать общественные настроения, Надо заметить, что оно было лишь апогеем разного рода примирительных совещаний и комитетов, появившихся с самого начала резни, где подчас заведомые организаторы резни произносили слащавые речи о “братской любви между народами” и о необходимости “забыть прошлое”. В сущности, все эти совещания были бессильны именно потому, что “умиротворители” не смели касаться глубинных причин резни, а ставили своей целью “успокоение страстей”, словно имели дело с каким-то стихийным бедствием. В результате появлялись лишь мертворожденные документы вроде следующего:

“Бакинский комитет умиротворения признал желательным:

1) Допустить свободное обращение фактов с достаточною проверкой и осторожностью и без излишних подробностей, могущих разжигать страсти.

2) При освещении фактов держаться точки зрения, доброжелательной для обеих национальностей.

3) Воздержаться от тех сторон общего объяснения событий, которые с достаточностью не выяснены и могут внести раздражения в национальные отношения. “ («Т.Л.», 21.71905). Нечего и говорить, что никаких реальных последствий эта бумага не имела, и всякий продолжал “объяснять события” по-своему, не спрашивая мнения бакинского комитета.

По-своему понимали “умиротворение” и власти. Не сумев затерроризировать армян с помощью татар, они перешли к прямому военному подавлению, рассылая по армянским селам казацкие экзекуции под эвфемистическим наименованием “летучих отрядов”. Все это сопровождалось дикими грабежами, повальными изнасилованиями, избиениями и даже убийствами.

Между тем взаимные погромы, перемежавшиеся походами “летучих отрядов”, продолжались в Карабахе и Зангезуре всю первую половину 1906 года. С наступлением лета 1906 года в Нагорный Карабах двинулись племена кочевников, подкрепленные разнообразными шайками. Под Аскераном и Шушой дорогу им преградила армянская милиция во главе с Варданом Ханасори. В начале июля произошло настоящее сражение между 1000 вооруженных татар и 700 милиционерами Вардана. Были вырыты окопы в полный профиль, армяне использовали самодельные пушки и ящики с динамитом. Они сделали, по собственным подсчетам, до 20 тысяч выстрелов. После успешных атак армян, захвативших татарские позиции, вмешались военные власти. Однако в конце концов войска ретировались, потеряв двух человек убитыми под огнем армян. 12 июля к Вардану подошло подкрепление в 120 человек, и он вновь перешел в наступление. На следующую ночь доктор Мехмандаров (татарин) обратился к генералу Голощапову с просьбой посредничества в заключении мира. Пока шли переговоры, дашнакцаканы произвели взрыв на татарских позициях в Диктан-Гуруне, В Шуше бои шли до утра 22 июля, после чего был заключен мир. Так окончилась армяно-татарская резня (“Гракан Терт”, 9.6.1990).

Категория: Павел Шехтман -Пламя давних пожаров | Добавил: tiflis (26.11.2008)
Просмотров: 2664
Послать в